Автор Тема: Северный Аркадий - 1973-74 - О Севере дальнем(У Р. Фукса) (320)  (Прочитано 1210 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Владимир1964

  • Модераторы
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал спасибо: 113
  • -Сказали спасибо: 6863
  • Сообщений: 973
  • Карма +819/-0
Северный Аркадий - 1973-74 - О Севере дальнем(У Р. Фукса) (320)





Исполнитель: Северный Аркадий
Альбом:  "О Севере дальнем" (У Р. Фукса)
так же известен под названием "Для импресарио"
Год выпуска: 1973-74 г.
Формат: MP3
Жанр: шансон
Качество звука: 320 kbps
Количество композиций: 13
Размер: 177 МБ



01. – Эта  лента  написана для Володи, для его фонотеки, и только для него.
    Иду по Невскому проспекту…  (Сл. Р. Фукс, переделка народной песни)    7:21 
02. – У меня в руках письмо. Один из моих незнакомых многочисленных друзей пишет мне: "Дорогой Аркадий Палыч! Пишет Вам Ваш почитатель из города Воркута,
    который хотел бы передать привет Вам от себя лично и от большой группы любителей вашего редкого таланта. Вы давно известны в нашем городе как собиратель
    и непревзойденный исполнитель народных песен определенного жанра. Скольким людям Вы доставляете удовольствие вашими песнями! Сколько разбитых сердец,
    поломанных судеб в Ваших песнях. Но мне и моим друзьям кажется, что Вы плохо оправдываете свою гордую фамилию – Северный, тем, что мало поёте песен о Севере дальнем.
    Все как-то Вас больше тянет на юг, в Одессу-маму, к Ростову-папе поближе. Да о Воркуте-мачехе Вам и вспомнить-то не хочется. Мы, конечно, понимаем – воспоминания
    не из лучших, но, как говорится, из песни слова не выкинешь, как не вернуть тех лет, в которых "счастья не было, и нет"  – как выколото у меня на груди. Ваш друг,
    известный в прошлом – Костя-Капитан.  Дорогой Костя! Постараюсь сегодня исправить свою ошибку. Специально для Вас:   1:20
03. Ох, волюшка, добрая воля…   4:44
04. – Да. Беломорканал. Теперь о нем вспоминают, когда покупают пачку папирос за двадцать две копейки со смутной картинкой на этикетке. Это была первая
    ударная стройка в цепи многих последующих. Зеки строили, умирали, а результаты приписывались другим. Итак: тридцать третий год, питерские "Кресты".
    Идут на Север срока огромные… (1947 – начало 1948 гг.)   2:45
05. – А что делать? Нужно было как-то жить…
    муж. голос – А чего вдруг?
    – Человек умудряется жить в любых условиях. Нужно было только уметь заставить его. И умели, и жили, и даже любили. Ведь что такое человек?
    Он привыкает даже к петле – сначала подёргается, а потом успокоится…
    Споем, жиган, нам не гулять по бану… (переделка песни М. Исаковского "Прощальная" 1942 г.)   2:39   
06. – Где же, интересно, могла произойти эта встреча? Чтобы могла вспыхнуть любовь? Где-нибудь на вшивой мрачной пересылке? Или автор этих песен видел свою
    любимую один лишь только раз из окна своей камеры в крупную клетку, когда она среди таких же несчастных была на двухчасовой прогулке под бдительным оком ВОХРовца?
    Нам остается только гадать, но мы можем легко представить его сегодня стоящим у окна с решеткой…
    Я сижу в одиночке и плюю в потолочек,…  (песня неустановленных авторов по стихотв. Г.Шурмака "Побег", 1942)   7:05     
07. – Да. Как мечталось им за крепкими засовами и за колючей проволокой над стенами лагерей, что когда-нибудь, останется позади Воркута, и можно будет спеть своим друзьям…
    муж. голос – На Воркуте…
    На Воркуте пришлося мне, прожить не год, не полтора, не два…   7:05 
08. – А щас я вам сыграю песню… Когда я сидел, в сто сорок седьмом… этом… лагере я встретил своего теперешнего импресарио. И он меня очень просит,
    чтоб я ему это дело всё приделал. Так вот щас я ему играю.
    Шлю тебе, Тамара синеглазая…   5:19   
09. – Что это за ордена на блатной груди, которыми собирается похвалиться герой этой песни? Это своеобразные знаки отличия, которыми воровской сход награждал наиболее
    отличившихся. Они накалывались на грудь в виде татуировок, изображали различного вида кресты и цепи к ним. Обладатели некоторых видов наколок могли пользоваться
    неограниченной властью на воровских зонах. Их приказы выполнялись беспрекословно, их называли "королями зон", или по фене "маза". Быть королём – значит держать мазу.
    Это мог быть, как тогда говорили, наиболее авторитетный вор в законе, которого его товарищи по ремеслу не могли упрекнуть ни в чём. Он, как правило, занимал лучшее помещение,
    был окружён личной гвардией из наиболее уважаемых и грозных воров. Ни о какой работе с его стороны не могло быть и речи. Ибо ворам работать было вообще запрещено… их закон,
    а ему и его гвардии даже думать об этом не полагалось. Он должен был вери… вершить суд, расправу и взимать дань со всех работающих в лесоповале или на каменном карьере мужиков
    и сук во всех их видах и разновидностях. А ещё есть, ребята, разновидность такая – крысятники, блядь, гоп-стопошники… Я их маму мотал на кулак. Ах! Как было очень много
    всех оттенков и мастей. Один назывался, чего стоит, "красные шапочки", "волки", "черти", "ломом подпоясанный" и так далее… Те же, что хотели обособляться, называли себя гордо
    "я один на льдине", что значило, что он вне касты. Время от времени администрация, пытаясь навести на зонах хоть какой-нибудь порядок, открывала всякого рода штрафные
    изоляторы, так называемые, БУРы, где пытались создать тюрьму в тюрьме, то есть место с такими условиями жизни, вынести которых человеку было очень тяжело. Именно об этом
    поётся в следующей песне:
    То не ветер в полумраке тонет…   5:07 
10. – Без текста…
    Хмурый вечер скулит за окошком…   6:10   
   
Итого : 45 минут  00 секунд



По данным В. П. Шмагина (статья Северный Фукс), и согласно фонограмме из его фонотеки, концерт состоял именно из 9 указанных песен. Однако существует множество фонограмм,
где после этих песен идут ещё три. Исходя из того, что обычная продолжительность концертов, записанных Р. Фуксом – 60 минут, эти песни обычно тоже относят к этому концерту.
Однако среди записей, сделанных Р. Фуксом, известно несколько продолжительностью и 45 минут. Слова Р. Фукса "без текста", сказанные перед песней "Хмурый вечер скулит за окошком",
можно трактовать как отказ от чтения вступления, имеющегося в рукописном сценарии, из-за того, что 45-минутная лента уже подходила к концу.
Тем не менее, эти три песни приводятся здесь. Вопрос об их атрибуции пока остается невыясненным; возможно, их можно отнести к записи "Для импресарио".


1. – Маши ручкой-то…
   – Поют гитары вам…
   Поют гитары вам, и вам поет баян…   3:14
2. – Ребята, щас я вам приделаю песню по образу "Кирпичиков", называется "Пролетарочка"
   Как на фабричке была парочка… (переделка песни "Кирпичики", сл. П. Герман, музыкальная обработка В. Кручинина, оригинальный музыкальный вальс С. Бейлезона 
   "Две собачки" из постановки В. Мейерхольда "Лес" по пьесе А. Островского, 19 января 1924 г. Первое исполнение К. Шульженко г. Петрозаводск 1925 г.)   5:14
3. – Вот, импресарио, ты ещё не знаешь как…
   Ох ты, речка, речка Бирюса… (ориг. текст Л. Ошанина, муз. Э. Колмановского "Бирюсинка" 1962 г.) 
   +  Под деревьями у моря… (подряд)
   +  Эй, мать моя давай рыдать… (подряд)   7:26
   
Итого : 15 минут  54 секунды



Один из концертов, произведенный Р. И. Фуксом в 1973-74 г.г., в рамках серии "сценарных" концертов, начатой "Программами для Госконцерта".

Запись производилась на квартире Рудольфа Фукса, по адресу  Ропшинская улица, дом 25, квартира 14, на магнитофон "Днепр-11"
Ленинград,  1973 (74) г.






Bonus :

Северный Аркадий - 1973-74 - Фрагмент "Для импресарио"(у Р.Фукса) (320)

01. – Я пою щас свою первую песню для своего импресарио, после чего и понеслась наша вся записи. Была прекрасная очень девушка, звали её, я забыл, работала она на телеграфе. 
    У неё была цыганская кровь, а я пришёл к нему, то есть я хотел сказать, к импресарио. И она была очень мне симпатична. Я только что ещё лысенький тогда был, у меня ещё
    волосы не отросли, и мне дали в руки гитару, и я ему сыграл… А оказывается до этого он уже был четыре раза в командировке…  Ну конечно, вы сами знаете, у хозяина.
    Когда он меня услышал, он сказал: "Товарищ Северный!" Он не сказал "господин", или там "маэстро"… Он мне просто сказал, как товарищ товарищу: "Вы можете прекрасно ещё
    что-то сделать в жизни". Я ему не поверил. Но теперь я ему верю. И вот я играю первую вещчь с мягким знаком на конце, хотя по грамматически это, может, будет неправильно.
    Я играю ему романс, называется "Взгляд твоих черных очей".
    Взгляд твоих чёрных очей…  (сл. И. Железко, муз. Н. Зубова, не позднее 1893 г.)
    Р. Ф. – Ну, спасибо, Аркаша…   4:53
02. – И вы знаете, есть ещё одна песня, которую я... потом он мне сказал: "Как прекрасно ты поёшь".  И вдруг я ему выдаю песню, которую я вот когда был ещё, я потом
    когда сослал… в 47-м освободился, а здесь был 14-й лагерь… Когда я был ещё маленький такой, я был в Кинешме по командировочке такой нехорошей. И вот мне тогда сыграли
    песню, а я её, так сказать, разучил и пел.
    Перебирая поблекшие карточки…   2:27
03. – А после этого, когда он услышал эту песню, он говорит: "Ну хорошо,ты можешь что-нибудь спеть своё?" Я говорю: "Конечно, я могу спеть что-нибудь такое, своё".
    И я вот ему тогда спел эту вещчь… Вот там-то мягкий знак был, потому что я взял тогда телефон, и ей позвонил…
    Дождь осенний стучит по крышам…   1:42
   
Итого :  09 минут 02 секунды



Фрагмент ещё одной из гитарных записей, сделанных Р. Фуксом, точно атрибутировать который пока не удалось.
Встречался преимущественно на разного рода сборных фонограммах.